Открытое письмо о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения

laptop-1104066_1280

Как у нас нынче принято общаться в условиях режима самоизоляции?! Онлайн.

Вот, к примеру, не так давно 10 апреля председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко в своем блоге на сайте Совета Федерации написала, что онлайн-обучение больше не будет использоваться как резервный формат, предназначенный для чрезвычайных ситуаций. Многочисленные СМИ, телеграм-каналы тут же подхватили идею и разместили публикации о том, что Матвиенко  В.И. выступила с предложением законодательно закрепить статус дистанционного образования. Минпросвещения по-пионерски отрапортовало о своей готовности выполнить поставленную задачу, а также призвало экспертное сообщество присоединиться к процессу проработки вопроса о правовом статусе дистанционного образования

Не отставая от набирающего популярность тренда онлайн-общения, в также в своем блоге на сайте www.advokat-harlamova.ru в защиту заявленного статуса по оказанию правовой помощи по делам в сети Интернет хочу присоединиться к проработке обозначенного вопроса и изложить содержание открытого письма о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.


По рекомендации Минпросвещения России региональные органы власти перевели школьников на дистанционное обучение в качестве превентивной меры по предотвращению коронавирусной инфекции. Раньше всех перешли на дистанционное обучение школьники в Москве и Московской области. В Санкт-Петербурге дистанционное образование введено с 26 марта 2020 года в соответствии с Распоряжением Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга от 24.03.2020 № 818-р. Благодаря Указу Президента РФ от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», которым установлены нерабочие дни, погрузиться в реалии дистанционного образования пришлось чуть позже – с 6 апреля.

При чем перевод на дистанционное обучение происходил практически в авральном режиме, в ходе которого были допущены множественные нарушения Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 273-ФЗ), Концепции информационной безопасности детей, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 2 декабря 2015 г. N 2471-р, Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

С начала действия ограничительных мер органы власти через директоров и учителей школ в добровольно-принудительном порядке потребовали от родителей написания заявления о переводе детей на дистанционное обучение, не рассказав при этом, в каких формах оно будет происходить, регламент проведения обучения в такой форме, не выяснив, имеются ли реальные возможности у родителей, уровень готовности педагогического состава, обучающихся к ней.

Часть 2 статьи 63 Семейного кодекса РФ обязанность обеспечить получение детьми общего образования возлагает на родителей. Однако государство не остается в стороне. Статья 3 Федерального закона № 273-ФЗ к основным принципам государственной политики и правового регулирования отношений в сфере образования относит свободу выбора получения образования согласно склонностям и потребностям человека, создание условий для самореализации каждого человека, свободное развитие его способностей, включая предоставление права выбора форм получения образования, форм обучения, гуманистический характер образования, приоритет жизни и здоровья человека, прав и свобод личности.

Работа по созданию системы дистанционного образования у нас в стране должна была вестись уже в течение 25 лет. Еще в 1995 г. была принята «Концепция создания и развития системы дистанционного образования в России», а через 4 года, в 1999 году, началось внедрение государственной программы информатизации образования, в которой предписывалось уделять особое внимание вопросам внедрения дистанционных технологий в практику обучения. В 2005 году был издан Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации № 137 «Об использовании дистанционных образовательных технологий», которым  впервые был утвержден порядок использования дистанционных образовательных технологий» в образовательных учреждениях.

В 2017 году принят Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 № 816, действующий в настоящее время, которым утвержден Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность,  дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ.

В условиях нынешних реалий в целях принятия мер но снижению рисков распространения  коронавирусной инфекции в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, Минпросвещения России разработало Методические рекомендации от 19 марта 2020 г. № ГД-39/04 по реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в которых содержатся соответствующие модели реализации образовательных программ, рекомендации и особенности.

Однако две недели дистанционного обучения школьников выявились проблемные стороны и показали всю абсурдность и профанацию учебного процесса в предлагаемой форме, полное отсутствие соответствующей подготовки учебных заведений к реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, адаптированности к существующим реалиям, более трети родителей всех российских школьников не довольны организацией дистанционного обучения более  что позволяет сделать вывод, что все принимаемые ранее в течение предыдущих 25 лет меры носили лишь декларативный и формальный характер.

Также необходимо обратить внимание, что:

1) при одновременном использовании большим количеством желающих в лице школьников (и их родителей) и педагогов предлагаемых образовательных платформ они регулярно зависают, не работают и не обеспечивают в должной мере качественный доступ к получению школьниками образования;

2) такие учебные предметы как «изобразительное искусство», «физкультура», «музыка» совсем не адаптированы для проведения обучения в дистанционном режиме;

3) нормативно-правовыми актами учебным заведениям предоставлена свобода выбора при реализации  образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий, однако мало кто из них в полном объеме реализует это право выбора, выполняя лишь указания вышестоящих должностных лиц, тем самым проявляется слабая и недостаточная подготовка профессионального состава педагогических кадров за редким исключением, а также ограниченность технических возможностей в рамках конкретных образовательных организаций;

4) родителей практически в принудительном порядке заставили зарегистрироваться на цифровых платформах, а также в социальных сетях самим и зарегистрировать своих детей, на которых нет надежной защиты персональных данных и не обеспечивается в должной мере безопасность и защита от утечки персональных данных и от информации, причиняющей вред здоровью и развитию.

Так, рекомендуемая органами власти к использованию образовательная платформа Zoom не способна обеспечить конфиденциальность в полном объеме, видеозвонки не защищены сквозным шифрованием, доступ к беседе имеют не только ее участники, но и различного рода неблагонадежные элементы, вследствие чего стали возможными подобные вопиющие нарушения, которые произошли в регионах: во время онлайн-лекции по «Основам православной культуры» в Калуге неожиданно включился порнофильм, учитель оперативно возобновил урок, но снова был прерван фильмом для взрослых, и так повторилось несколько раз. Зрителями при этом были около 90 пятиклассников и некоторые родители. В Саратове произошел также подобный инцидент.

Подобное говорит о том, что даже реализуя предоставленную свободу выбора при осуществлении дистанционного обучения, образовательные организации нередко допускают ошибки, будучи недостаточно подготовленными и осведомленными о том, каким критериями руководствоваться, чтобы последствия сделанного выбора не оказались столь плачевными.

5) детей вынуждают чрезмерно пользоваться цифровыми технологиями, погружаться в сеть Интернет, соцсети, что недопустимо в отсутствие разработанных Санитарно-эпидемиологических требованиях к условиям и организации дистанционного обучения и приводит к причинению вреда их неокрепшей психике и здоровью.

6) у многих детей, особенно в начальной школе, элементарно отсутствуют должный уровень компьютерной грамотности, навыки и знания самостоятельного использования сети Интернет, образовательных платформ, безопасного онлайн-поведения, что не позволяет им в полной мере проходить подобное обучение в отсутствие родителей, которые в течение дня могут отсутствовать по уважительной причине (занятость на работе, забота о пожилых родственниках и др.)

Учитывая изложенное, в сложившейся ситуации очевидна необходимость:

1) рассмотрения возможности досрочного окончания текущего учебного года при наличии возможности начать раньше 1 сентября следующий для полноценного прохождения обучения по всем учебным программам в соответствии с установленными образовательными стандартами;

2) незамедлительная разработка санитарно-эпидемиологических требований к условиям и организации дистанционного обучения и механизма их внедрения в процесс обучения;

3) повышения уровня технического оснащения учебных заведений с учетом требований безопасности, в том числе для возможности записи видеоуроков, а также видеотрансляции уроков в режиме реального времени, возможности обеспечения необходимого визуального контакта ученика с учителем;

4) повышения уровня подготовки педагогических кадров, а также обучения школьников безопасному онлайн-поведению,

5) проработать правовой статус дистанционного образования с обязательным условием использования формы дистанционного обучения лишь как резервного формата, предназначенного для непредвиденных чрезвычайных ситуаций, предложение о повсеместном его внедрении и уходе от традиционной формы обучения (классической школы) является преждевременным и необоснованным, не учитывает существующие реалии и интересы школьников и их родителей, которые являются законными представителями обучающихся;

6) незамедлительное реагирование правоохранительных органов и прокуратуры на случаи нарушения онлайн-безопасности детей, утечки конфиденциальной информации и персональных данных, использования в ходе дистанционного обучения информации, причиняющей вред их здоровью и развитию;

7) обеспечить обязательное проведение экспертизы информационной продукции, используемой в ходе осуществления дистанционного обучения, предусмотренной Федеральным законом от 29.12.2010 №  436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»;

8) организовать и провести проверку целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования с момента принятия соответствующей Концепции по ее внедрению в РФ, эффективность разработанных и принятых мер;

9) разработать и утвердить соответствующий стандарт, четко регламентирующий процедуру дистанционного обучения.


Данная инициатива по защите прав и интересов участников образовательного процесса при осуществлении дистанционного обучения опубликована  на сайте «Российская общественная инициатива» (РОИ) – интернет-ресурсе для размещения общественных инициатив граждан Российской Федерации и голосования по ним (инициатива № 78Ф66547). В связи с актуальностью, общероссийской значимостью и необходимостью оперативного разрешения сложившейся неблагоприятной ситуации с дистанционным обучением прошу поддержать инициативу голосованием,  репостами и направлением аналогичных обращений вышеобозначенным адресатам, в том числе через формы обратной связи и для обращений граждан и эл.адреса, размещенных на их официальных сайтах.

Это важно для всех нас, наших детей и их учителей!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.