Не опять, а снова. О необходимости защиты прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

school-2276269_1280

17 апреля 2020 года мной было направлено в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, Минпросвещения России, Роспотребнадзор, Генеральную прокуратуру РФ открытое письмо о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

Как и следовало ожидать, вышеуказанные инстанции не особо проявили рвение и интерес в принятии мер в рамках предоставленной компетенции по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения. По крайнее мере, об этом говорят их формальные ответы.

Давайте вместе ознакомимся с ними детально.

♦Из ответа Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 28.05.2020 следует, что перевод школ, колледжей и вузов на дистанционный режим работы стал одной из необходимых и неотложных мер по борьбе с эпидемией коронавируса. Эта мера вынужденная и необходима для обеспечения непрерывности образовательного процесса. Дистанционное обучение является частью общеобразовательной системы. В настоящее время реализация образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий имеет законодательное закрепление и осуществляется в соответствии Федеральным законом от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (ст. 16, ч. 2 ст. 13, ч. 15 ст. 91). Опасения о замене традиционного образования дистанционным беспочвенны. Речь идет о донастройке дистанционного образования в нестандартных условиях, например, таких, как сегодня, когда по‑другому невозможно обеспечить непрерывность образовательного процесса. Анализ существующих норм и их применения в сложившихся условиях показал, что в действующем законодательстве имеется ряд пробелов.

Так, требуется законодательное закрепление положения о разграничении полномочий Минпросвещения России и Минобрнауки России в части координации вопросов реализации дистанционных образовательных технологий: по вопросам общего образования и среднего профессионального образования – Минпросвещения; по вопросам высшего образования – Минобрнауки. Также, в целях обеспечения непрерывности образовательного процесса, необходимо закрепление за Минпросвещения России функции по принятию решения о переходе на дистанционное образование в условиях введения режима повышенной готовности (или чрезвычайной ситуации), утверждению порядка его осуществления. В нынешних условиях деятельность Минпросвещения России по организации дистанционного образования носит рекомендательный характер. В дальнейшем для решения обозначенной проблемы потребуется корректировка подзаконных нормативных правовых актов в части регламентации роли и обязанностей педагогических работников, определения перечня преподаваемых в таком формате предметов, выполнения домашних заданий, проведения итоговой аттестации и др.

♦18.05.2020 Комитет по образованию и науке Государственной Думы ФС РФ ответил, что законопроект о правовом статусе дистанционного образования не поступал.

02.06.2020 Роспотребнадзор ответил, что специальные требования к организации дистанционного обучения детей в настоящее время не установлены. Роспотребнадзор реализует механизм «регуляторной гильотины», предусматривающий актуализацию требований санитарного законодательства, в том числе требований к условиям дистанционного обучения детей в образовательных организациях.

♦ Минпросвещения прислал два ответа, разные по объему и содержанию:

07.05.2020 – ответил, что организации, осуществляющие образовательную деятельность и педагогические работники, самостоятельны и свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий по реализуемым ими образовательным программам, а все, что в полномочиях Минпросвещения – это лишь:

  • утверждение временного порядка сопровождения реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (приказ Минпросвещения России от 17 марта 2020 г. № 103); направление в органы исполнительной власти методических рекомендаций по применению дистанционных образовательных технологий (письмо  от 19 марта 2020 г. № ГД-39/04; письмо от 8 апреля 2020 г. № ГД-161/04),
  • размещение на официальном сайте Минпросвещения России методических рекомендаций по рациональной организации занятий с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, подготовленные федеральным государственным бюджетным научным учреждением «Институт возрастной физиологии Российской академии образования».
  • утверждение приказом Минпросвещения России от 17 марта 2020 г. № 103 временного порядка сопровождения реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, действующий в период предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

После того, как Генеральная прокуратура РФ с контролем переслала в Минпросвещения мое аналогичное обращение, поступившее в ее адрес (письмо от 27.04.2020 № 21/1-215-2020), Минпросвещения еще раз ответил на него 11.06.2020, но в более развернутом формате, расписав все то же самое, но на 7 листах, добавив, что обучающие платформы и вещание  на телевидении с широким географическим охватом — портал «Российская электронная школа», образовательные телепроекты телевизионного канала «360», российского оператора цифровой среды «Триколор», проект «Моя школа в online», российский образовательный сервис  для дистанционного обучения разработанные Минпросвещения России совместно с Минкомсвязи России  и ПАО «Ростелеком» —

«позволяют обеспечить школьникам доступное и качественное образование, основанное на бесплатном  и качественном учебном материале».

Занавес.

Что ж, раз захотели продолжения переписки – пожалуйста, получите и распишитесь!

29.06.2020 мной направлены

  • в Генеральную прокуратуру РФ — заявление о ненадлежащем рассмотрении обращения органами государственной власти;
  • в Рособрнадзор — заявление о необходимости принятия мер, направленных на защиту прав и интересов участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

В вышеуказанных обращениях я указала, что сроки и порядок рассмотрения обращений установлены Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон №59-ФЗ), согласно статье 1 которого установленный Федеральным законом №59-ФЗ порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан и установленный им порядок рассмотрения обращений государственными органами и должностными лицами распространяется на правоотношения, связанные с рассмотрением указанными органами, должностными лицами обращений. Лица, виновные в нарушении Федерального закона №59-ФЗ, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Нарушение установленного законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан должностными лицами государственных органов и иных организаций, на которые возложено осуществление публично значимых функций. влечет наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (ст.5.59 КоАП РФ)

Советом Федерации ФС РФ и Роспотребнадзором допущено нарушение установленного статьей 12 Федерального закона №59-ФЗ 30-дневного срока рассмотрения моего обращения. Уведомления о продлении срока рассмотрения моего обращения в мой адрес не поступали. Кроме того, в нарушение п.3 ст.10 Федерального закона №59-ФЗ ответ Совета Федерации ФС РФ от 28.05.2020 не подписан уполномоченным на то лицом.

Частью 1 ст.10 Федерального закона №59-ФЗ установлено, что государственный орган или должностное лицо обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, принимает меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав,  дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов. Учитывая полномочия, установленные Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 322 (в том числе – п.п.5.1, 5.8.1, 5.8.2, 5.8.3, 6.5), Положением о Министерстве просвещения Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28 июля 2018 г. № 884 (в том числе — п.п.4.1, 4.2.5, 4.2.6, 4.2.11, 4.2.40, 4.3.4, 4.3.5, 4.3.17, 4.4.1, 4.12), содержание ответов Роспотребнадзора от 02.06.2020 и Минпросвещения от 07.05.2020 и 11.06.2020 свидетельствует о нарушении указанных требований и неполноте принятых мер, направленных на учет интересов и защиту прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

В частности, я не получила ответы по существу следующих вопросов, поставленных в моем обращении 17.04.2020,

  • незамедлительной разработки санитарно-эпидемиологических требований к условиям и организации дистанционного обучения и механизма их внедрения в процесс обучения;
  • повышения уровня технического оснащения учебных заведений с учетом требований безопасности, в том числе для возможности записи видеоуроков, а также видеотрансляции уроков в режиме реального времени, возможности обеспечения необходимого визуального контакта ученика с учителем;
  • повышения уровня подготовки педагогических кадров, а также обучения школьников безопасному онлайн-поведению,
  • проработки правового статуса дистанционного образования с обязательным условием использования формы дистанционного обучения лишь как резервного формата, предназначенного для непредвиденных чрезвычайных ситуаций, предложение о повсеместном его внедрении и уходе от традиционной формы обучения (классической школы) является преждевременным и необоснованным, не учитывает существующие реалии и интересы школьников и их родителей, которые являются законными представителями обучающихся;
  • незамедлительного реагирования правоохранительных органов и прокуратуры на случаи нарушения онлайн-безопасности детей, утечки конфиденциальной информации и персональных данных, использования в ходе дистанционного обучения информации, причиняющей вред их здоровью и развитию;
  • обеспечения обязательного проведения экспертизы информационной продукции, используемой в ходе осуществления дистанционного обучения, предусмотренной Федеральным законом от 29.12.2010 №  436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»;
  • проверки целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования с момента принятия соответствующей Концепции по ее внедрению в РФ, эффективности разработанных и принятых мер
  • утверждения соответствующего стандарта, четко регламентирующего процедуру дистанционного обучения.

Вывод Минпросвещения об обеспечении школьникам доступного и качественного образования, основанного на бесплатном  и качественном учебном материале является надуманным, не соответствует действительности и опровергается многочисленными жалобами и заявлениями родителей (законных представителей) школьников, поступившими в различные органы государственной власти и органы прокуратуры за период март-май 2020 г. об ухудшении качества образования, осуществляемого дистанционно, и неготовности образовательных организаций к его проведению.

В качестве примера приведу обращения и публикации, размещенные в открытых источниках:

При этом необходимо учитывать, что многие родители (законные представители) школьников умолчали о своем недовольстве и побоялись обратиться с соответствующей жалобой, опасаясь, что это повлечет неблагоприятные последствия для обучения ребенка, следовательно, нарушения, допущенные при организации и проведении дистанционного обучения носят латентный характер.

В настоящее время на интернет-ресурсе для размещения общественных инициатив граждан Российской Федерации и голосования по ним «Российская общественная инициатива» (РОИ) мной размещена общественная инициатива №78Ф66547 по защите прав и интересов школьников в условиях дистанционного обучения, аналогичная по содержанию открытому письму от 17.04.2020. По состоянию на 29.06.2020 ее поддержали 433 человека (вы, кстати, еще тоже успеваете ее поддержать!), что также говорит о масштабности проблемы, неразрешенности до сих пор поставленных вопросов и неудовлетворенности качеством образования, осуществляемого в РФ в марте-мае 2020 г. дистанционно.

Выражая общую поддержку действиям по предотвращению распространения заболеваемости covid-19, тем не менее, продолжаю настаивать на организации проведения проверки целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования,  эффективности разработанных и принятых мер уполномоченными органами.

При этом необходимо отметить, что вынужденный и неотложный характер мер по переводу образовательных учреждений на дистанционный режим работы не может являться оправданием для снижения качества образования, поскольку, как я ранее указывала в обращении 17.04.2020, работа по созданию системы дистанционного образования у нас в стране должна была вестись уже в течение 25 лет с момента принятия в 1995 г. «Концепции создания и развития системы дистанционного образования в России».

Кроме того, внедрение системы дистанционного образования неразрывно связано с Федеральным проектом «Цифровая образовательная среда» (далее – Проектом) — части национального проекта «Образование», паспорт которого утвержден президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 г. N 16))

Следует отметить, что Проектом было предусмотрено:

  • к 1 августа 2019 г. – разработка и утверждение целевой модели цифровой образовательной среды, к 31 декабря 2019 года выполнение задач по внедрению в 10 субъектах Российской Федерации  целевой модели цифровой образовательной среды, по обновлению информационного наполнения и функциональных возможностей открытых и общедоступных информационных ресурсов — не менее чем в 20% образовательных организаций,  повышение квалификации не менее 2 тыс. работников, привлекаемых к осуществлению образовательной деятельности, с целью повышения их компетенций в области современных технологий, по созданию центров цифрового образования детей, в том числе за счет федеральной поддержки , с охватом не менее 8 тыс. детей, по обеспечению свободного доступа (бесплатного для пользователей) по принципу «одного окна» для всех категорий граждан, обучающихся по образовательным программам высшего образования и дополнительным профессиональным программам, к онлайн-курсам, реализуемым различными организациями, осуществляющими образовательную деятельность, и образовательными платформами
  • к 1 марта 2020 г. – утверждение пакета единых технологических требований с учетом целевой модели цифровой образовательной среды, включая требования к создаваемым цифровым платформам, сервисам, информационным системам, регламенты информационного взаимодействия, форматы обмена данными, обеспечивающие информационное взаимодействие и сквозную аутентификацию на цифровой платформе и в информационных системах всех уровней образования;
  • к 1 апреля 2020 г. – разработка методологии для внедрения в основные общеобразовательные программы современных цифровых технологий.

Однако большинство участников образовательного процесса в реальности в условиях принятых мер по борьбе с эпидемией коронавируса так и не увидели результатов реализации на практике данных мероприятий, предусмотренных Федеральным проектом «Цифровая образовательная среда», в связи с чем возникает резонный вопрос – для кого тогда они проводились, для отчета о выполнении проекта?

Поскольку до начала следующего учебного года осталось всего два месяца, а развитие ситуации с эпидемиологической обстановкой непредсказуемо, не исключена вероятность возобновления образовательного процесса с 1 сентября снова в дистанционном формате, в прошу организовать и проконтролировать проверку готовности органов государственной власти и местного самоуправления, образовательных организаций к подобному развитию событий в целях недопущения предыдущих ошибок и нарушений.

Считаю необходимым также проверить организацию дистанционного образования в России, целевое расходование бюджетных средств на реализацию вышеперечисленных задач, эффективности разработанных и принятых мер уполномоченными органами.

А, между тем, Минпросвещения выступило с якобы абсолютно новой инициативой о проведении в российских школах и колледжах 14 субъектов Российской Федерации эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды. Причем уже с 1 сентября 2020 года….

Следим внимательно за дальнейшим развитием событий и ждем новых ответов о результатах рассмотрения моих заявлений.

Как думаете, убедят ли надзорные ведомства изложенные мной доводы все-таки проявить должное внимание и интерес, разобраться в сложившейся ситуации и принять меры, направленные на защиту прав и интересов участников образовательного процесса и обеспечение надлежащих условий получения образования?!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.