Дистанционное обучение. Эпопея продолжается.

Для начала немного предыстории: 17 апреля 2020 года мной было направлено в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, Минпросвещения России, Роспотребнадзор, Генеральную прокуратуру РФ открытое письмо о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

С содержанием ответов можно ознакомится здесь по ссылке.

Пока органы государственной власти и Генеральная прокуратура РФ мне отвечали, на сайте «Российская общественная инициатива» (РОИ) – интернет-ресурсе для размещения общественных инициатив граждан Российской Федерации и голосования по ним наконец-то прошла модерация и была опубликована размещенная мной инициатива  о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения. На данный момент нашлось 476 желающих найти время и подать свой голос «за». Остальные, видимо, продолжают возлагать надежды на change.org (почему этого делать не стоит – я уже неоднократно писала). А может быть просто уже потеряли всякую надежду.

Содержание ответов меня в корне не устроило, даже не смотря на то, что Минпросвещения в лице аж самого заместителя директора департамента государственной политики в сфере оценки качества общего образования Д.А. Метелкина рассыпалось в благодарностях мне за «обращение, активную гражданскую позицию и искреннее желание принести пользу сфере образования» (правда, почему-то благодарность появилась после того, как пришлось отвечать снова по моему обращению, перенаправленному из Генеральной прокуратуры РФ, а копия этого ответа уходила в ГП РФ, в первом ответе Минпросвещения – никаких слов благодарности, ну да ладно, будем считать это простым стечением обстоятельств).

«Если я за что-то берусь, я стараюсь довести дело либо до логического завершения…» Это не я сказала. Это Путин сказал. Но что-то в этих словах есть, согласитесь?! И так, поехали дальше.

29.06.2020 мной направлены новые заявления в Генеральную прокуратуру РФ и Рособрнадзор.

И полетели мне ответы со всех сторон. С их содержанием можно ознакомиться по ссылкам, приведенным ниже.

Красивые ответы. На бланках. Со всей атрибутикой, присущей органам госвласти. Вот только не по существу проблемы, какая жалость!

Первым ответил Рособрнадзор. Уложился в семидневный срок, установленный статьей 8 Федерального закона  «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Сказал, что все, что в его силах – это перенаправить мое заявление Минспросвещения, Роспотребнадзор, Роскомнадзор и Генеральную прокуратуру РФ. Спасибо, это я и сама могла сделать прекрасно, искусством отправки жалоб и заявления в разные инстанции я владею практически в совершенстве. А ответ Рособрнадзора расцениваю как самоустранение от участия в решении проблемы.

Роспотребнадзор ответил, что «реализует «механизм регуляторной гильотины», предусматривающий актуализацию требований санитарного законодательства», а вопросы установления форм обучения – не его компетенция. Сказал бы это он еще Рособрнадзору! Это же его идея была подключить Роспотребнадзор, а он, оказывается, тоже совсем не у дел. «Механизм «регуляторной гильотины» — красиво и впечатляюще звучит, правда?! Еще бы результат за этим восхитительным словосочетанием стоял…

Роскомнадзор в своем ответе мне долго и подробно перечислял, что входит в его компетенцию и почему он никак не может сделать то, о чем я прощу в своем заявлении, поведал зачем-то о том, какую помощь оказывает  общественная организация  «Лига безопасного Интернета», крупные операторы связи и специальный сервис dns.yandex.ru (где Роскомнадзор, а где общественная организация, операторы связи и сервисы яндекса?! Подвиги последних не имеют никакого отношения к деятельности Роскомнадзора!) Спасибо, я это и так знала и именно поэтому не отправляла заявление этому адресату. А вот Рособрнадзор, по-видимому, не знал – напишите кто-нибудь ему, а?!

Минпросвещения на этот раз снова решил не быть краток и расписался на 11 страниц! В подписантах снова увидела заместителя директора департамента государственной политики в сфере оценки качества общего образования Д.А. Метелкина. Почти обрадовалась – как письму от старого знакомого. Но на этом моя радость закончилась. Потому что содержание ответа снова не отвечает реальным запросам нашего времени! При этом Минпросвещения тоже мне объясняет, что входит в его компетенцию, а что не входит. Да знаю я, знаю! Поэтому и н е адресовала свое заявление в эту инстанцию. А Рособрнадзор адресовал. Он не знает. И снова Минпросвещения рассказал про свои подвиги и заслуги в период проведения дистанционного образования. Перечисление заняло почти с десяток страниц. Вот только большинство из того, что называет Минпросвещения, прошло реально мимо родителей, мимо школьников, мимо самих школ… Иначе почему все так напряглись фразе о рекомендации на случай ухудшения эпидемиологической ситуации предусмотреть возможность дистанционного обучения, которой завершается совместное письмо Роспотребнадзора № 02/16587-2020-24, Минпросвещения России № ГД-1192/03 от 12.08.2020 «Об организации работы общеобразовательных организаций»?!

И в завершении – та-да-да-дамм!!!! Генеральная прокуратура РФ ответила последней. И ответила о том, что срок рассмотрения моих обращений …продлен установленном порядке. Уже не плохо. Либо они забыли о них и в последний момент спохватились, решив все-таки хоть в чем-то разобраться, либо все-таки затеяли настолько масштабную проверку, которая никак не укладывается в отведенные законом 30-дневные временные рамки. В любом случае – надежда на то, что хоть кто-то примет участие в организации дистанционного образования таким образом, чтоб была возможность избежать хоть часть тех проблем, с которыми пришлось столкнуться весной, все еще остается!

А государственным органам можно только порекомендовать не только развешивать портреты Президента РФ в своих кабинетах, но и внимательно следить за тем, что он говорит. Хотя бы иногда. Все-таки Президентом РФ просто так не становятся. Может быть, тогда все начинания будут не только начинаться, но и доводится до логического завершения! Но это уже фактура для написания следующего обращения…

Под лежачий камень вода не течёт. Ваша помощь по распространению в социальных сетях, telegram-каналах, мессенджерах через репосты и обмен ссылкой на эту публикацию будет весьма кстати — возможно, кто-то еще пытается или желает привлечь внимание властей к проблеме организации дистанционного обучения, но не знает как!

Не опять, а снова. О необходимости защиты прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

school-2276269_1280

17 апреля 2020 года мной было направлено в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, Минпросвещения России, Роспотребнадзор, Генеральную прокуратуру РФ открытое письмо о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

Как и следовало ожидать, вышеуказанные инстанции не особо проявили рвение и интерес в принятии мер в рамках предоставленной компетенции по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения. По крайнее мере, об этом говорят их формальные ответы.

Давайте вместе ознакомимся с ними детально.

♦Из ответа Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 28.05.2020 следует, что перевод школ, колледжей и вузов на дистанционный режим работы стал одной из необходимых и неотложных мер по борьбе с эпидемией коронавируса. Эта мера вынужденная и необходима для обеспечения непрерывности образовательного процесса. Дистанционное обучение является частью общеобразовательной системы. В настоящее время реализация образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий имеет законодательное закрепление и осуществляется в соответствии Федеральным законом от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (ст. 16, ч. 2 ст. 13, ч. 15 ст. 91). Опасения о замене традиционного образования дистанционным беспочвенны. Речь идет о донастройке дистанционного образования в нестандартных условиях, например, таких, как сегодня, когда по‑другому невозможно обеспечить непрерывность образовательного процесса. Анализ существующих норм и их применения в сложившихся условиях показал, что в действующем законодательстве имеется ряд пробелов.

Так, требуется законодательное закрепление положения о разграничении полномочий Минпросвещения России и Минобрнауки России в части координации вопросов реализации дистанционных образовательных технологий: по вопросам общего образования и среднего профессионального образования – Минпросвещения; по вопросам высшего образования – Минобрнауки. Также, в целях обеспечения непрерывности образовательного процесса, необходимо закрепление за Минпросвещения России функции по принятию решения о переходе на дистанционное образование в условиях введения режима повышенной готовности (или чрезвычайной ситуации), утверждению порядка его осуществления. В нынешних условиях деятельность Минпросвещения России по организации дистанционного образования носит рекомендательный характер. В дальнейшем для решения обозначенной проблемы потребуется корректировка подзаконных нормативных правовых актов в части регламентации роли и обязанностей педагогических работников, определения перечня преподаваемых в таком формате предметов, выполнения домашних заданий, проведения итоговой аттестации и др.

♦18.05.2020 Комитет по образованию и науке Государственной Думы ФС РФ ответил, что законопроект о правовом статусе дистанционного образования не поступал.

02.06.2020 Роспотребнадзор ответил, что специальные требования к организации дистанционного обучения детей в настоящее время не установлены. Роспотребнадзор реализует механизм «регуляторной гильотины», предусматривающий актуализацию требований санитарного законодательства, в том числе требований к условиям дистанционного обучения детей в образовательных организациях.

♦ Минпросвещения прислал два ответа, разные по объему и содержанию:

07.05.2020 – ответил, что организации, осуществляющие образовательную деятельность и педагогические работники, самостоятельны и свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий по реализуемым ими образовательным программам, а все, что в полномочиях Минпросвещения – это лишь:

  • утверждение временного порядка сопровождения реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (приказ Минпросвещения России от 17 марта 2020 г. № 103); направление в органы исполнительной власти методических рекомендаций по применению дистанционных образовательных технологий (письмо  от 19 марта 2020 г. № ГД-39/04; письмо от 8 апреля 2020 г. № ГД-161/04),
  • размещение на официальном сайте Минпросвещения России методических рекомендаций по рациональной организации занятий с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, подготовленные федеральным государственным бюджетным научным учреждением «Институт возрастной физиологии Российской академии образования».
  • утверждение приказом Минпросвещения России от 17 марта 2020 г. № 103 временного порядка сопровождения реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, действующий в период предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

После того, как Генеральная прокуратура РФ с контролем переслала в Минпросвещения мое аналогичное обращение, поступившее в ее адрес (письмо от 27.04.2020 № 21/1-215-2020), Минпросвещения еще раз ответил на него 11.06.2020, но в более развернутом формате, расписав все то же самое, но на 7 листах, добавив, что обучающие платформы и вещание  на телевидении с широким географическим охватом — портал «Российская электронная школа», образовательные телепроекты телевизионного канала «360», российского оператора цифровой среды «Триколор», проект «Моя школа в online», российский образовательный сервис  для дистанционного обучения разработанные Минпросвещения России совместно с Минкомсвязи России  и ПАО «Ростелеком» —

«позволяют обеспечить школьникам доступное и качественное образование, основанное на бесплатном  и качественном учебном материале».

Занавес.

Что ж, раз захотели продолжения переписки – пожалуйста, получите и распишитесь!

29.06.2020 мной направлены

  • в Генеральную прокуратуру РФ — заявление о ненадлежащем рассмотрении обращения органами государственной власти;
  • в Рособрнадзор — заявление о необходимости принятия мер, направленных на защиту прав и интересов участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

В вышеуказанных обращениях я указала, что сроки и порядок рассмотрения обращений установлены Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон №59-ФЗ), согласно статье 1 которого установленный Федеральным законом №59-ФЗ порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан и установленный им порядок рассмотрения обращений государственными органами и должностными лицами распространяется на правоотношения, связанные с рассмотрением указанными органами, должностными лицами обращений. Лица, виновные в нарушении Федерального закона №59-ФЗ, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Нарушение установленного законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан должностными лицами государственных органов и иных организаций, на которые возложено осуществление публично значимых функций. влечет наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (ст.5.59 КоАП РФ)

Советом Федерации ФС РФ и Роспотребнадзором допущено нарушение установленного статьей 12 Федерального закона №59-ФЗ 30-дневного срока рассмотрения моего обращения. Уведомления о продлении срока рассмотрения моего обращения в мой адрес не поступали. Кроме того, в нарушение п.3 ст.10 Федерального закона №59-ФЗ ответ Совета Федерации ФС РФ от 28.05.2020 не подписан уполномоченным на то лицом.

Частью 1 ст.10 Федерального закона №59-ФЗ установлено, что государственный орган или должностное лицо обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, принимает меры, направленные на восстановление или защиту нарушенных прав,  дает письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов. Учитывая полномочия, установленные Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 322 (в том числе – п.п.5.1, 5.8.1, 5.8.2, 5.8.3, 6.5), Положением о Министерстве просвещения Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28 июля 2018 г. № 884 (в том числе — п.п.4.1, 4.2.5, 4.2.6, 4.2.11, 4.2.40, 4.3.4, 4.3.5, 4.3.17, 4.4.1, 4.12), содержание ответов Роспотребнадзора от 02.06.2020 и Минпросвещения от 07.05.2020 и 11.06.2020 свидетельствует о нарушении указанных требований и неполноте принятых мер, направленных на учет интересов и защиту прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.

В частности, я не получила ответы по существу следующих вопросов, поставленных в моем обращении 17.04.2020,

  • незамедлительной разработки санитарно-эпидемиологических требований к условиям и организации дистанционного обучения и механизма их внедрения в процесс обучения;
  • повышения уровня технического оснащения учебных заведений с учетом требований безопасности, в том числе для возможности записи видеоуроков, а также видеотрансляции уроков в режиме реального времени, возможности обеспечения необходимого визуального контакта ученика с учителем;
  • повышения уровня подготовки педагогических кадров, а также обучения школьников безопасному онлайн-поведению,
  • проработки правового статуса дистанционного образования с обязательным условием использования формы дистанционного обучения лишь как резервного формата, предназначенного для непредвиденных чрезвычайных ситуаций, предложение о повсеместном его внедрении и уходе от традиционной формы обучения (классической школы) является преждевременным и необоснованным, не учитывает существующие реалии и интересы школьников и их родителей, которые являются законными представителями обучающихся;
  • незамедлительного реагирования правоохранительных органов и прокуратуры на случаи нарушения онлайн-безопасности детей, утечки конфиденциальной информации и персональных данных, использования в ходе дистанционного обучения информации, причиняющей вред их здоровью и развитию;
  • обеспечения обязательного проведения экспертизы информационной продукции, используемой в ходе осуществления дистанционного обучения, предусмотренной Федеральным законом от 29.12.2010 №  436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»;
  • проверки целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования с момента принятия соответствующей Концепции по ее внедрению в РФ, эффективности разработанных и принятых мер
  • утверждения соответствующего стандарта, четко регламентирующего процедуру дистанционного обучения.

Вывод Минпросвещения об обеспечении школьникам доступного и качественного образования, основанного на бесплатном  и качественном учебном материале является надуманным, не соответствует действительности и опровергается многочисленными жалобами и заявлениями родителей (законных представителей) школьников, поступившими в различные органы государственной власти и органы прокуратуры за период март-май 2020 г. об ухудшении качества образования, осуществляемого дистанционно, и неготовности образовательных организаций к его проведению.

В качестве примера приведу обращения и публикации, размещенные в открытых источниках:

При этом необходимо учитывать, что многие родители (законные представители) школьников умолчали о своем недовольстве и побоялись обратиться с соответствующей жалобой, опасаясь, что это повлечет неблагоприятные последствия для обучения ребенка, следовательно, нарушения, допущенные при организации и проведении дистанционного обучения носят латентный характер.

В настоящее время на интернет-ресурсе для размещения общественных инициатив граждан Российской Федерации и голосования по ним «Российская общественная инициатива» (РОИ) мной размещена общественная инициатива №78Ф66547 по защите прав и интересов школьников в условиях дистанционного обучения, аналогичная по содержанию открытому письму от 17.04.2020. По состоянию на 29.06.2020 ее поддержали 433 человека (вы, кстати, еще тоже успеваете ее поддержать!), что также говорит о масштабности проблемы, неразрешенности до сих пор поставленных вопросов и неудовлетворенности качеством образования, осуществляемого в РФ в марте-мае 2020 г. дистанционно.

Выражая общую поддержку действиям по предотвращению распространения заболеваемости covid-19, тем не менее, продолжаю настаивать на организации проведения проверки целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования,  эффективности разработанных и принятых мер уполномоченными органами.

При этом необходимо отметить, что вынужденный и неотложный характер мер по переводу образовательных учреждений на дистанционный режим работы не может являться оправданием для снижения качества образования, поскольку, как я ранее указывала в обращении 17.04.2020, работа по созданию системы дистанционного образования у нас в стране должна была вестись уже в течение 25 лет с момента принятия в 1995 г. «Концепции создания и развития системы дистанционного образования в России».

Кроме того, внедрение системы дистанционного образования неразрывно связано с Федеральным проектом «Цифровая образовательная среда» (далее – Проектом) — части национального проекта «Образование», паспорт которого утвержден президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 г. N 16))

Следует отметить, что Проектом было предусмотрено:

  • к 1 августа 2019 г. – разработка и утверждение целевой модели цифровой образовательной среды, к 31 декабря 2019 года выполнение задач по внедрению в 10 субъектах Российской Федерации  целевой модели цифровой образовательной среды, по обновлению информационного наполнения и функциональных возможностей открытых и общедоступных информационных ресурсов — не менее чем в 20% образовательных организаций,  повышение квалификации не менее 2 тыс. работников, привлекаемых к осуществлению образовательной деятельности, с целью повышения их компетенций в области современных технологий, по созданию центров цифрового образования детей, в том числе за счет федеральной поддержки , с охватом не менее 8 тыс. детей, по обеспечению свободного доступа (бесплатного для пользователей) по принципу «одного окна» для всех категорий граждан, обучающихся по образовательным программам высшего образования и дополнительным профессиональным программам, к онлайн-курсам, реализуемым различными организациями, осуществляющими образовательную деятельность, и образовательными платформами
  • к 1 марта 2020 г. – утверждение пакета единых технологических требований с учетом целевой модели цифровой образовательной среды, включая требования к создаваемым цифровым платформам, сервисам, информационным системам, регламенты информационного взаимодействия, форматы обмена данными, обеспечивающие информационное взаимодействие и сквозную аутентификацию на цифровой платформе и в информационных системах всех уровней образования;
  • к 1 апреля 2020 г. – разработка методологии для внедрения в основные общеобразовательные программы современных цифровых технологий.

Однако большинство участников образовательного процесса в реальности в условиях принятых мер по борьбе с эпидемией коронавируса так и не увидели результатов реализации на практике данных мероприятий, предусмотренных Федеральным проектом «Цифровая образовательная среда», в связи с чем возникает резонный вопрос – для кого тогда они проводились, для отчета о выполнении проекта?

Поскольку до начала следующего учебного года осталось всего два месяца, а развитие ситуации с эпидемиологической обстановкой непредсказуемо, не исключена вероятность возобновления образовательного процесса с 1 сентября снова в дистанционном формате, в прошу организовать и проконтролировать проверку готовности органов государственной власти и местного самоуправления, образовательных организаций к подобному развитию событий в целях недопущения предыдущих ошибок и нарушений.

Считаю необходимым также проверить организацию дистанционного образования в России, целевое расходование бюджетных средств на реализацию вышеперечисленных задач, эффективности разработанных и принятых мер уполномоченными органами.

А, между тем, Минпросвещения выступило с якобы абсолютно новой инициативой о проведении в российских школах и колледжах 14 субъектов Российской Федерации эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды. Причем уже с 1 сентября 2020 года….

Следим внимательно за дальнейшим развитием событий и ждем новых ответов о результатах рассмотрения моих заявлений.

Как думаете, убедят ли надзорные ведомства изложенные мной доводы все-таки проявить должное внимание и интерес, разобраться в сложившейся ситуации и принять меры, направленные на защиту прав и интересов участников образовательного процесса и обеспечение надлежащих условий получения образования?!

Открытое письмо о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения

laptop-1104066_1280

Как у нас нынче принято общаться в условиях режима самоизоляции?! Онлайн.

Вот, к примеру, не так давно 10 апреля председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко в своем блоге на сайте Совета Федерации написала, что онлайн-обучение больше не будет использоваться как резервный формат, предназначенный для чрезвычайных ситуаций. Многочисленные СМИ, телеграм-каналы тут же подхватили идею и разместили публикации о том, что Матвиенко  В.И. выступила с предложением законодательно закрепить статус дистанционного образования. Минпросвещения по-пионерски отрапортовало о своей готовности выполнить поставленную задачу, а также призвало экспертное сообщество присоединиться к процессу проработки вопроса о правовом статусе дистанционного образования

Не отставая от набирающего популярность тренда онлайн-общения, в также в своем блоге на сайте www.advokat-harlamova.ru в защиту заявленного статуса по оказанию правовой помощи по делам в сети Интернет хочу присоединиться к проработке обозначенного вопроса и изложить содержание открытого письма о необходимости мер по учету интересов и защите прав участников образовательного процесса в условиях дистанционного обучения.


По рекомендации Минпросвещения России региональные органы власти перевели школьников на дистанционное обучение в качестве превентивной меры по предотвращению коронавирусной инфекции. Раньше всех перешли на дистанционное обучение школьники в Москве и Московской области. В Санкт-Петербурге дистанционное образование введено с 26 марта 2020 года в соответствии с Распоряжением Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга от 24.03.2020 № 818-р. Благодаря Указу Президента РФ от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», которым установлены нерабочие дни, погрузиться в реалии дистанционного образования пришлось чуть позже – с 6 апреля.

При чем перевод на дистанционное обучение происходил практически в авральном режиме, в ходе которого были допущены множественные нарушения Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 273-ФЗ), Концепции информационной безопасности детей, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 2 декабря 2015 г. N 2471-р, Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

С начала действия ограничительных мер органы власти через директоров и учителей школ в добровольно-принудительном порядке потребовали от родителей написания заявления о переводе детей на дистанционное обучение, не рассказав при этом, в каких формах оно будет происходить, регламент проведения обучения в такой форме, не выяснив, имеются ли реальные возможности у родителей, уровень готовности педагогического состава, обучающихся к ней.

Часть 2 статьи 63 Семейного кодекса РФ обязанность обеспечить получение детьми общего образования возлагает на родителей. Однако государство не остается в стороне. Статья 3 Федерального закона № 273-ФЗ к основным принципам государственной политики и правового регулирования отношений в сфере образования относит свободу выбора получения образования согласно склонностям и потребностям человека, создание условий для самореализации каждого человека, свободное развитие его способностей, включая предоставление права выбора форм получения образования, форм обучения, гуманистический характер образования, приоритет жизни и здоровья человека, прав и свобод личности.

Работа по созданию системы дистанционного образования у нас в стране должна была вестись уже в течение 25 лет. Еще в 1995 г. была принята «Концепция создания и развития системы дистанционного образования в России», а через 4 года, в 1999 году, началось внедрение государственной программы информатизации образования, в которой предписывалось уделять особое внимание вопросам внедрения дистанционных технологий в практику обучения. В 2005 году был издан Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации № 137 «Об использовании дистанционных образовательных технологий», которым  впервые был утвержден порядок использования дистанционных образовательных технологий» в образовательных учреждениях.

В 2017 году принят Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 № 816, действующий в настоящее время, которым утвержден Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность,  дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ.

В условиях нынешних реалий в целях принятия мер но снижению рисков распространения  коронавирусной инфекции в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, Минпросвещения России разработало Методические рекомендации от 19 марта 2020 г. № ГД-39/04 по реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в которых содержатся соответствующие модели реализации образовательных программ, рекомендации и особенности.

Однако две недели дистанционного обучения школьников выявились проблемные стороны и показали всю абсурдность и профанацию учебного процесса в предлагаемой форме, полное отсутствие соответствующей подготовки учебных заведений к реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, адаптированности к существующим реалиям, более трети родителей всех российских школьников не довольны организацией дистанционного обучения более  что позволяет сделать вывод, что все принимаемые ранее в течение предыдущих 25 лет меры носили лишь декларативный и формальный характер.

Также необходимо обратить внимание, что:

1) при одновременном использовании большим количеством желающих в лице школьников (и их родителей) и педагогов предлагаемых образовательных платформ они регулярно зависают, не работают и не обеспечивают в должной мере качественный доступ к получению школьниками образования;

2) такие учебные предметы как «изобразительное искусство», «физкультура», «музыка» совсем не адаптированы для проведения обучения в дистанционном режиме;

3) нормативно-правовыми актами учебным заведениям предоставлена свобода выбора при реализации  образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий, однако мало кто из них в полном объеме реализует это право выбора, выполняя лишь указания вышестоящих должностных лиц, тем самым проявляется слабая и недостаточная подготовка профессионального состава педагогических кадров за редким исключением, а также ограниченность технических возможностей в рамках конкретных образовательных организаций;

4) родителей практически в принудительном порядке заставили зарегистрироваться на цифровых платформах, а также в социальных сетях самим и зарегистрировать своих детей, на которых нет надежной защиты персональных данных и не обеспечивается в должной мере безопасность и защита от утечки персональных данных и от информации, причиняющей вред здоровью и развитию.

Так, рекомендуемая органами власти к использованию образовательная платформа Zoom не способна обеспечить конфиденциальность в полном объеме, видеозвонки не защищены сквозным шифрованием, доступ к беседе имеют не только ее участники, но и различного рода неблагонадежные элементы, вследствие чего стали возможными подобные вопиющие нарушения, которые произошли в регионах: во время онлайн-лекции по «Основам православной культуры» в Калуге неожиданно включился порнофильм, учитель оперативно возобновил урок, но снова был прерван фильмом для взрослых, и так повторилось несколько раз. Зрителями при этом были около 90 пятиклассников и некоторые родители. В Саратове произошел также подобный инцидент.

Подобное говорит о том, что даже реализуя предоставленную свободу выбора при осуществлении дистанционного обучения, образовательные организации нередко допускают ошибки, будучи недостаточно подготовленными и осведомленными о том, каким критериями руководствоваться, чтобы последствия сделанного выбора не оказались столь плачевными.

5) детей вынуждают чрезмерно пользоваться цифровыми технологиями, погружаться в сеть Интернет, соцсети, что недопустимо в отсутствие разработанных Санитарно-эпидемиологических требованиях к условиям и организации дистанционного обучения и приводит к причинению вреда их неокрепшей психике и здоровью.

6) у многих детей, особенно в начальной школе, элементарно отсутствуют должный уровень компьютерной грамотности, навыки и знания самостоятельного использования сети Интернет, образовательных платформ, безопасного онлайн-поведения, что не позволяет им в полной мере проходить подобное обучение в отсутствие родителей, которые в течение дня могут отсутствовать по уважительной причине (занятость на работе, забота о пожилых родственниках и др.)

Учитывая изложенное, в сложившейся ситуации очевидна необходимость:

1) рассмотрения возможности досрочного окончания текущего учебного года при наличии возможности начать раньше 1 сентября следующий для полноценного прохождения обучения по всем учебным программам в соответствии с установленными образовательными стандартами;

2) незамедлительная разработка санитарно-эпидемиологических требований к условиям и организации дистанционного обучения и механизма их внедрения в процесс обучения;

3) повышения уровня технического оснащения учебных заведений с учетом требований безопасности, в том числе для возможности записи видеоуроков, а также видеотрансляции уроков в режиме реального времени, возможности обеспечения необходимого визуального контакта ученика с учителем;

4) повышения уровня подготовки педагогических кадров, а также обучения школьников безопасному онлайн-поведению,

5) проработать правовой статус дистанционного образования с обязательным условием использования формы дистанционного обучения лишь как резервного формата, предназначенного для непредвиденных чрезвычайных ситуаций, предложение о повсеместном его внедрении и уходе от традиционной формы обучения (классической школы) является преждевременным и необоснованным, не учитывает существующие реалии и интересы школьников и их родителей, которые являются законными представителями обучающихся;

6) незамедлительное реагирование правоохранительных органов и прокуратуры на случаи нарушения онлайн-безопасности детей, утечки конфиденциальной информации и персональных данных, использования в ходе дистанционного обучения информации, причиняющей вред их здоровью и развитию;

7) обеспечить обязательное проведение экспертизы информационной продукции, используемой в ходе осуществления дистанционного обучения, предусмотренной Федеральным законом от 29.12.2010 №  436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»;

8) организовать и провести проверку целевого расходования бюджетных средств на проведение мероприятий по созданию и развитию системы дистанционного образования с момента принятия соответствующей Концепции по ее внедрению в РФ, эффективность разработанных и принятых мер;

9) разработать и утвердить соответствующий стандарт, четко регламентирующий процедуру дистанционного обучения.


Данная инициатива по защите прав и интересов участников образовательного процесса при осуществлении дистанционного обучения опубликована  на сайте «Российская общественная инициатива» (РОИ) – интернет-ресурсе для размещения общественных инициатив граждан Российской Федерации и голосования по ним (инициатива № 78Ф66547). В связи с актуальностью, общероссийской значимостью и необходимостью оперативного разрешения сложившейся неблагоприятной ситуации с дистанционным обучением прошу поддержать инициативу голосованием,  репостами и направлением аналогичных обращений вышеобозначенным адресатам, в том числе через формы обратной связи и для обращений граждан и эл.адреса, размещенных на их официальных сайтах.

Это важно для всех нас, наших детей и их учителей!

Что такое дистанционное образование для школьников и с чем его едят? На примере Санкт-Петербурга.

augmented-reality-3468596_1920

Минпросвещения России рекомендовало региональным органам власти перевести школьников на дистанционное обучение в качестве превентивной меры по предотвращению коронавирусной инфекции.

Раньше всех перешли на дистанционное обучение школьники в Москве и Московской области. В Санкт-Петербурге дистанционное образование вводится с завтрашнего дня – с 26 марта 2020 года и до 12 апреля 2020 года в соответствии с Распоряжением Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга от 24.03.2020 № 818-р.

Родительские чаты взорвались от количества вопросов и отсутствия на них вменяемых ответов!

Начну с того, что хотя первым пунктом указанного Распоряжения и запрещается осуществление образовательной деятельности непосредственно в образовательных учреждениях, его третьим пунктом предписано руководителям образовательных учреждений обеспечить возможность свободного посещения занятий (пребывания несовершеннолетних обучающихся) в образовательных учреждениях по решению их родителей (оформленному в виде соответствующего заявления). В нынешних условиях – с обязательным соблюдением всех требований, обеспечивающих безопасность обучающихся с учетом эпидемиологической обстановки. Тем самым, родителей не лишают свободы выбора, но задумайтесь, а стоит ли рисковать?! Здесь – ответ у каждого свой со своими причинами и обоснованиями.

Хочу отметить, что о существовании возможности дистанционного обучения узнали вовсе не вчера. Хотя судя по всеобщему ажиотажу и поведению – все о нем знали, но относились как к чему-то почти инопланетному: «Да, оно есть, но где-то там далеко, нас не коснется». Это вопрос – к общему уровню правовой культуры и просвещения.

Работа по созданию системы дистанционного образования у нас в стране ведется достаточно давно. Еще в 1995 г. была принята «Концепция создания и развития системы дистанционного образования в России», а через 4 года, в 1999 году, началось внедрение государственной программы информатизации образования, в которой уделялось внимание вопросам внедрения дистанционных технологий в практику обучения.

В 2005 году был издан Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации № 137 «Об использовании дистанционных образовательных технологий», которым  впервые был утвержден порядок использования дистанционных образовательных технологий» в образовательных учреждениях. В этом документе была определена цель использования дистанционных технологий, которая прежде всего связана с предоставлением возможности обучения непосредственно по месту жительства или временного пребывания для тех, кому в силу различных причин это было необходимо.

В 2017 году принят Приказ Минобрнауки России от 23.08.2017 № 816, действующий в настоящее время, которым утвержден Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность,  дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ, предоставляющий школам относительную свободу выбора при реализации  образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий при проведении учебных занятий, практик, текущего контроля успеваемости, промежуточной, итоговой и (или) государственной итоговой аттестации обучающихся.

В условиях нынешних реалий в целях принятия мер но снижению рисков распространения  коронавирусной инфекции в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, Минпросвещения России разработало Методические рекомендации от 19 марта 2020 г. № ГД-39/04 по реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в которых содержатся соответствующие модели реализации образовательных программ, рекомендации и особенности.

С законодательной точки зрения, дистанционное образование – это одна из образовательных технологий. Обратимся к Федеральному Закону «Об образовании в РФ», в статье 16 которого сказано о том, что под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников.

Закон устанавливает два существенных признака современного дистанционного образования:

  • использование информационных и телекоммуникационных технологий;
  • удаленность того, кто учится, от того, кто учит.

Ученик может учиться не только по учебникам, используя, но и с помощью ресурсов Интернет: специализированных сайтов дистанционного образования, где размещены обучающие курсы, и других информационные источников сети – электронных библиотек, словарей, энциклопедий, специализированных тематических ресурсов.

Таким образом, дистанционное образование связано и с дополнительными возможностями получения информации, и с расширением ее объема.

Дистанционные технологии могут быть использованы не только для тех учеников, которым по различным причинам требуется заочное обучение, но и для тех, кто учится очно или совмещая очную и заочную формы обучения.

Использование дистанционных технологий обучения не исключает для ребенка возможности – а порой и необходимости – личного контакта с педагогами.

При реализации образовательных программ с дистанционных образовательных технологий в школах быть созданы условия для функционирования электронной информационно-образовательной среды, включающей в себя электронные информационные ресурсы, электронные образовательные ресурсы, совокупность информационных технологий, телекоммуникационных технологий, соответствующих технологических средств и обеспечивающей освоение обучающимися образовательных программ в полном объеме независимо от места нахождения обучающихся.

И так, в условиях введения дистанционного обучения школы (образовательные учреждения):

  • доводят до учеников и их родителей (участников образовательных отношений) информацию о реализации образовательных программ или их частей с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, обеспечивающую возможность их правильного выбора – проще всего это сделать, конечно, через официальный сайт образовательного учреждения
  • обеспечивают соответствующий применяемым технологиям уровень подготовки педагогических, научных, учебно-вспомогательных, административно-хозяйственных работников организации;
  • самостоятельно определяют порядок оказания учебно-методической помощи обучающимся, в том числе в форме индивидуальных консультаций, оказываемых дистанционно с использованием информационных и телекоммуникационных технологий – для этого необходимо издать локальный акт (положение, порядок)
  • самостоятельно определяют соотношение объема занятий, проводимых путем непосредственного взаимодействия педагогического работника с обучающимся, в том числе с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий — для этого необходимо издать локальный акт (положение, порядок);
  • создают условия для функционирования электронной информационно-образовательной среды, обеспечивающей освоение обучающимися образовательных программ или их частей в полном объеме независимо от места нахождения обучающихся;
  • обеспечивают идентификацию личности обучающегося, выбор способа которой осуществляется организацией самостоятельно (обычно – логин/пароль), и контроль соблюдения условий проведения мероприятий, в рамках которых осуществляется оценка результатов обучения.
  • ведут учет и осуществляют хранение результатов образовательного процесса и внутренний документооборот на бумажном носителе и/или в электронно-цифровой форме в соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (да-да, а вдруг?!), Федерального закона от 27 июля 2006 г. 152-ФЗ «О персональных данных», Федерального закона от 22 октября 2004 г. 25-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации».

Учебные занятия могут быть организованы в виде онлайн-курсов, обеспечивающих для обучающихся достижение и оценку результатов обучения.

Использование дистанционных технологий давно разрешено во всех образовательных учреждениях – школах, лицеях, гимназиях, в учреждениях дополнительного образования и в учреждениях профессионального образования (начального, среднего и высшего). Декларируется, что в образовательных учреждениях России с использованием дистанционных технологий можно учиться с 1 по 11 класс, получать профессию, высшее образование, проходить повышение квалификации, а также заниматься дополнительно в кружках и клубах. Даже контроль знаний может осуществляться в дистанционном режиме.

Использование дистанционных образовательных технологий не исключает возможности проведения учебных, лабораторных и практических занятий, практик, текущего (по изучаемым темам) и промежуточного (по триместрам, четвертям, полугодиям, учебным годам) контроля знаний в очном режиме – через непосредственное взаимодействие педагога и ученика.

Еще в 2007 году в Санкт-Петербурге была создана единая Концепция региональной системы дистанционного образования. Этот документ, опираясь на имеющиеся законодательные прецеденты, развивал понятие дистанционного образования, акцентируя внимание на ряде его особенностей. В концепции особое внимание уделялось позиции ученика в процессе обучения с использованием дистанционных технологий. Если ученик, сидящий в классе, находится под контролем учителя, который стимулирует его внимание и активность, побуждает сосредоточиться на учебных задачах, не отвлекаться, выполнять то, что необходимо для успешного обучения, то для тех, кто учится дистанционно, без учительского строгого присмотра, важна собственная образовательная активность и самостоятельность. Ученик в этом случае находится один на один с компьютером или книгой, и некому его поддерживать в рабочей форме – вот поэтому так важно, чтобы он не просто воспринимал информацию от учителя, но и был способен к самостоятельной учебной работе и готов нести ответственность за ее результаты, для этого важно поддержание (и педагогом, и родителями) в ребенке желания учиться, в том числе — за счет:

  • удобной подачи учебного материала, с которым должно быть ученику комфортно и легко работать,
  • обратной связи с учеником, реакции на все его учебные проблемы и достижения,
  • возможности общения и взаимодействия со сверстниками в процессе совместной творческой деятельности (реализация дистанционных проектов), возможно, в виде конференц-связи.

Хочу отметить, что в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в РФ» дистанционное обучение не является самостоятельной отдельной формой образования, а лишь дополняет и поддерживает обозначенные законом формы получения образования:  в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (в очной, очно-заочной или заочной форме) или вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность (в форме семейного образования и самообразования).

Оно не является альтернативой традиционным способам получения знаний и при необходимости может проводиться в сочетании с другими образовательными технологиями (в том числе — с индивидуальными занятиями на дому)

Перед началом обучения ученики и их родители должны быть ознакомлены с перечнем обязательных и дополнительных образовательных ресурсов по осваиваемой образовательной программе.

Попытка определить ответственность школы и семьи при обучении в системе дистанционного образования сделана в «Положении о порядке использовании технологий дистанционного обучения в общеобразовательных учреждениях и учреждениях дополнительного образования Санкт-Петербурга» — тайном документе без реквизитов, кто и когда принял и где опубликован, размещенном на сайтах  некоторых образовательных учреждений Санкт-Петербурга.

В процессе обучения с использованием дистанционных технологий субъекты образовательного процесса несут ответственность за различные аспекты деятельности в пределах своей компетентности.

I. Ответственность образовательного учреждения:

  • за информирование родителей или законных представителей об условиях и особенностях дистанционного обучения;
  • за ознакомление с рекомендациями, связанными с безопасным использованием компьютера и Интернета;
  • за обеспечение обучающихся информационными ресурсами;
  • за обеспечение бесперебойного функционирования и безопасности системы;
  • за обеспечение образовательного процесса квалифицированными кадрами, прошедшими специализированное обучение в области использования дистанционных технологий в образовательной деятельности;
  • за соответствие реализуемых учебных программ государственным образовательным стандартам;
  • за выполнение образовательных программ и соблюдение педагогами графика (расписания) учебных занятий;
  • за организацию сопровождения обучающихся и их родителей (законных представителей) в процессе обучения с использованием дистанционных технологий.

II. Ответственность родителей (законных представителей):

  • за обеспечение контроля выполнения рекомендаций по безопасному использованию компьютера и Интернета;
  • за обеспечение контроля выполнения ребенком учебного графика и заданий;
  • за сохранность и целевое использование оборудования в случае, если семья обеспечивается необходимой техникой в рамках целевых федеральных или региональных программ.

III. Ответственность обучающихся:

  • за выполнение учебных требований;
  • за выполнение требований по безопасному использованию компьютера и Интернета.

Использование дистанционных технологий  должно сделать образование доступнее, более полно обеспечить образовательные потребности людей – так почему же столько недовольных?! Можно назвать следующие причины:

  • Отсутствие полной, своевременной и объективной информации;
  • Отсутствие реальной возможности организовать процесс дистанционного обучения несмотря на наличие всевозможных актов и рекомендаций – давайте смотреть правде в глаза, общая реакция со стороны образовательных организаций – шок, растерянность, страх взять на себя ответственность и сделать хоть шаг самостоятельно, предложить инициативу;
  • Отсутствие необходимых кадров;
  • Отсутствие уверенности в том, что если, например, родители принимают решение о переводе ребенка на дистанционное обучение из соображений безопасности и минимизации рисков, впоследствии ребенок не окажется в неравном положении с теми, кто все-таки ходил на занятия в школу.

Это – в Санкт-Петербурге. Если в других регионах дела обстоят иначе – поделитесь, пожалуйста, как проходит процесс внедрения дистанционного образования у вас.

Если вам нужна помощь или консультация по вопросам урегулирования образовательных правоотношений в процессе дистанционного обучения — позвоните мне или оставьте свою заявку!